Чем церковный брак отличается от обычного? | Svadebniy Perepoloh - портал свадебных советов и идей

Чем церковный брак отличается от обычного?

Красивая традиция. «Приложение» к свадьбе. Гарантия крепости семейных уз. Это наиболее часто встречающиеся представления о Таинстве Венчания. А между тем есть и молодые, и зрелые семейные пары, живущие церковной жизнью, но откладывающие совершение этого Таинства иногда по многу лет.

Что же действительно стоит за венчанием? Насколько допустимо для верующего человека жить в невенчанном браке? Как готовиться, если вы решились на этот шаг? Об этом беседуем с главным редактором портала Богослов.ру, кандидатом богословия, настоятелем Пятницкого подворья Троице-Сергиевой Лавры протоиереем Павлом Великановым.
Венчание
Фото Константина Тростникова

Как появилось венчание?
— Отец Павел, логично начать с главного вопроса: что такое Таинство Венчания, в чем его суть?

— Вопрос не такой простой, как может показаться. Потому что исторически это Таинство появилось достаточно поздно — в том оформленном виде, в каком мы его знаем. Никакого особого чина для благословения брака у ранних христиан не было: Церковь признавала законным тот брак, который совершался в рамках существовавшей в ту эпоху традиции. В первых христианских общинах благословение новобрачных совершалось самим фактом присутствия священника или епископа, главы церковной общины, на брачном пире.

— Разве не было благословения с возложением рук, как, к примеру, сейчас в протестантских общинах?

— Действительно, есть свидетельства о том, что возложением рук епископа освящался брак — это апокрифический памятник «Деяния Фомы», который был написан в Малой Азии в начале III в. Однако до IV века никакого специального чинопоследования не было. Только после Миланского эдикта Константина Великого (Документ 313 года, провозгласивший религиозную терпимость на территории Римской империи и положивший конец гонениям на христиан. — Ред.), когда начался процесс активного вхождения в Церковь людей, далеких от христианского образа жизни и не очень стремящихся становиться настоящими христианами, возникла необходимость осмыслить с точки зрения христианства брак как союз мужчины и женщины, благословленный Богом. Стало жизненно важным провести четкое различие между христианским пониманием семьи и теми представлениями, которые существовали в языческом мире.

— А какие представления существовали у язычников? В чем различие?

— Отличие заключается в том, что христианский брак не ограничивается перспективой земного бытия. Это не только благословленное общение между мужчиной и женщиной и продолжение человеческого рода, но прежде всего определенное духовное делание. Cупруги, пройдя через обычные для любого брака этапы, выходят на особую высоту единства духовного и душевного. И единство это сохраняется после их смерти. Мы знаем большое количество святых супругов — это святые Петр и Феврония Муромские (8 июля празднуется их память. — Ред.), Кирилл и Мария (родители преподобного Сергия Радонежского. — Ред.), Иоаким и Анна, Адриан и Наталия…

В язычестве такого понимания, разумеется, не было. Оно могло возникнуть только на почве христианского представления о ближнем как главном камертоне отношения к Богу, из понимания необходимости жертвенного подвига как фундамента и первоосновы всего бытия вообще, а не только отношений между супругами.

Вот так, на фоне осмысления супружества, постепенно складывается чин церковного благословения брака. Только к XVII веку он был формализован в том виде, какой сейчас мы имеем в наших православных храмах. Вообще, венчание — единственное Таинство, в котором мы находим огромнейшее разнообразие форм! Некая сердцевина — молитва «Боже Святый» — присутствует уже в IV веке, а остальное могло варьироваться.

Венчание
Фото Александра Болмасова

Венчание… в осуждение?
— Невенчанный брак считается неправильным, греховным?

— Нет. Глубоко неверно и опасно считать, что невенчанный брак является синонимом блуда. Законный брак — то есть не тайный, объявленный перед обществом и определенным образом юридически зарегистрированный — полностью признается Церковью. И это четко прописано в Социальной концепции Русской Православной Церкви.

— Если обычный брак не может считаться неправым перед Богом, зачем нужен еще и чин венчания?

— Дело в том, что, не имея церковного благословения, христианам будет непросто выстраивать свои супружеские отношения так, чтобы они явились для них лестницей в Царство Небесное. Точнее — чтобы в браке уже сейчас созидать Царство Небесное. А для этого Таинство и существует.

— В чем таинство? Что таинственного происходит?

— Таинство заключается в том, что призывается Божественная благодать на претворение естественных отношений между мужчиной и женщиной в духовные отношения. Это стремление преображает естественную тягу полов друг ко другу в ступеньку ко Христу — вот что происходит. Образно это прекрасно показано в евангельском рассказе о чуде, которое совершает Христос в Кане Галилейской: претворение воды в вино на свадьбе. К такому претворению предназначен любой брак: «вода» естественных человеческих отношений силой и действием благодати Святого Духа должна стать «вином», приобрести совершенно иное качество!

— А благословение — в чем оно заключается?

— Венчание — это еще и благословение на супружескую жизнь внутри самой христианской общины. Половое сожительство для супругов-христиан мыслимо только в рамках церковного благословения предстоятелем общины — епископом или же священником.

— Можно сказать, что это попытка заручиться помощью Божией на этом сложном пути?

— Отчасти да. В законном браке обе половины вступают в новую, ранее неизвестную, неизведанную для них реальность. И здесь требуется особая помощь Божия.

Но к этому нельзя подходить, как к сделке: мы Тебе — венчание, а Ты нам — гарантию «дома — полной чаши». Венчание — это укрепление и благословение существующих отношений, но не построение их с нуля и тем более — не легализация формальных отношений друг друга «не переваривающих» людей.

Я выскажу свое мнение, которое, может быть, не будет согласным с мнением достаточно большого количества священнослужителей. Но я решительно против того, чтобы к Таинству Венчания приступали люди, не являющиеся достаточно воцерковленными.

Сегодня зачастую венчают всех подряд. Подобное отношение к браку нивелирует Таинство, превращает его в «магический костыль» для тех людей, которые, в общем-то, ходить еще не умеют. Но опыт показывает, что «магических костылей» не бывает. Если люди не любят друг друга, если относятся друг к другу потребительски, если они, повенчавшись, не собираются ничего менять в своей жизни, становиться настоящими христианами — то это Таинство им будет не во спасение, а в еще большее осуждение. И их брак, скорее всего, развалится, а не укрепится.

— Почему?

— Потому что любое приближение Бога — это кризис: он обостряет, доводит до некоего предельного напряжения существующую ситуацию. Божественными предметами не шутят: они требуют к себе должного отношения. И если человек готов поступиться собой, своими интересами, вырваться ко Христу — кризис для него оказывается спасительным и полезным. Если он не готов, не хочет меняться, то это обнажение, обострение его истинного состояния только лишь ускоряет возможный распад семьи.

К Богу нельзя относиться пренебрежительно. А Церковь — это Его территория, место Его особого, исключительного присутствия. Поэтому венчаться «на всякий случай», «а вдруг сработает» — не стоит. И то огромное количество прошений о так называемом «церковном разводе», который имеется во всех епархиях, тому самое лучшее свидетельство…

Поэтому если речь о людях, заглядывающих в Церковь, не являющихся, по сути, христианами, для них форма законного брака — это вполне достаточно.

Готовы — не готовы
— Если это настолько серьезный шаг, стоит ли идти на него сразу? Некоторые пары откладывают венчание, не чувствуя себя достаточно готовыми к нему…

— Так бывает. Понимаете, этот процесс дозревания до венчания происходит параллельно с воцерковлением.

Я знаю супругов, которые являются верующими и церковными людьми, прожившими в браке около 50 лет, но которые в то же время еще не дозрели до того, чтобы прийти в храм и повенчаться. Между ними нет такого духовного родства, единства, чтобы совершать это Таинство — процесс еще не завершен. Таких примеров немало.

— Это скорее хорошо, чем плохо?

— Это плохо. Но если бы они повенчались и после этого в их жизни ничего бы не изменилось, это было бы еще хуже.

Мне, скорее, симпатична позиция тех нецерковных молодых людей, которые, сыграв свадьбу, не торопятся сразу же обвенчаться. Тут есть здравое зерно: это свидетельствует об ответственности. Такие супруги должны жить в законном браке, рожать детей, любить друг друга, потихоньку изменяться сами, воцерковляться и, когда дорастут до брака церковного, — венчаться.

Однако если люди уже достаточное время живут полноценной церковной жизнью, если каждый из них в своей мере познал Христа и живет Им, то для таких людей вступать в брак, минуя венчание, ненормально и более чем странно. Когда верующие, воцерковленные супруги по каким-то причинам не венчаются, это должно наводить на мысль: что-то здесь происходит неправильное.

— Почему? Если это «дозревание», то оно происходит у разных пар в разное время…

— Потому что для христианина брак, семья — это не просто «ячейка общества», и тем более не «институт законного пользования друг другом». Это живой пример того, как в полном единстве могут сосуществовать совершенно самостоятельные и отдельные личности. Семья представляет собой единство: все живут по закону любви и в то же время никто никого не подавляет, не поглощает, не вытесняет. Можно провести аналогию со Святой Троицей: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой живут в полной любви, полном согласии и непрестанной самоотдаче друг другу, и в этом обретают абсолютную полноту бытия и то самое блаженство, к которому призываемся и мы все. И поэтому для Церкви брак — одно из фундаментальных понятий.

Отношения между Христом и Церковью самим же Господом отождествляются с брачными отношениями: Церковь называется Невестой Христовой. У апостола Павла, у всех святых отцов в той или иной мере присутствует эта брачная аллегория. И это говорит только о том, что нет в жизни человека более высоких, более способствующих спасению отношений, чем брак. Можно смело сказать, что брак — это своего рода «трамплин» ко спасению. Но как с трамплином связаны различные риски, точно так же и с браком: не вступив на этот путь, ты не достигнешь определенных высот и никогда не узнаешь, что такое полет в свободном падении, но, вступив, ты должен понимать, что тебя ждут не только сияющие вершины, но и опасности переломать себе хребет.

— А могут ли супруги пойти на венчание как на сознательный шаг в сторону единства? Прося у Бога поддержки в этом?

— Да, это самый правильный подход.

Если муж и жена имеют желание устраивать свою жизнь по-христиански, конечно, им лучше вступать в супружество через Таинство Венчания. Но это возможно только тогда, когда каждый из них понимает всю меру ответственности, которую он на себя берет. Ответственности не только в том, что они не имеют права развестись, что бы у них там ни происходило, но ответственность духовную. За тот образ жизни, который каждый из них по своим силам пытается осуществлять согласно евангельским заповедям.

— Получается, это Таинство — одновременно и начало чего-то качественно нового, и вершина некоего внутреннего процесса?

— В таком случае венчание — действительно и важное начало, и вершина, некое свидетельство того, что супруги действительно достигли какого-то духовного единства, в своих устремлениях к Богу их траектории перестали быть параллельными и стали стремиться к единству. В таком случае желание получить церковное благословение и освящение брака становится совершенно естественным и законным желанием.